Николай Петрович Леонтьев. ЛОЦМАН - 12 07 1985

Автор
Опубликовано: 157 дней назад (11 марта 2020)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Откуда-то из далекого прошлого пришел и прочно осел в нашем сознании образ лоцмана — человека непременно сурового, мрачного и молчаливого. Море» думалось, оно к себе особого почтенья требует, с ним, не до шуток, да к тому же, если тебе доверена - пусть на короткий срок — судьба всего судна ... Поневоле станешь и суровым, и неразговорчивым. Это своего рода издержки профессии... Примерно так размышляла я, отправляясь на встречу с героем своей зарисовки — старшим морским государственным лоцманом Таллинского морского рыбного порта Николаем Петровичем Леонтьевым.
... Щеголеватые белоснежные манжеты, манеры светского человека, глаза со смешинкой и добрая улыбка. И еще — увлеченность. О чем бы ни заходила речь — о работе, о новых книгах и известных писателях, о сортах цветов, о рыбе (той, что ловят на удочку) — Николай Петрович мог говорить часами. И при этом сообщал вам не расхожие сведения, а непременно что-то интересное, неизвестное. Словом, собеседник Н. Леонтьев был отменный, и просто не верилось, что он — представитель суровой профессии.
Вообще-то Николай Петрович, как бы поточнее выразиться... не потомственный лоцман. Проводить суда он начал в 1979 году, а до этого двадцать с лишним лет бороздил моря на СРТР и БМРТ. Был капитаном. По рассказам тех, кому посчастливилось плавать под его началом, капитаном замечательным. А это значит, что и дело свое он знал отлично, и людей понимал. Впрочем, прошлые заслуги Н. Леонтьева оценены не только членами его экипажей. На парадном кителе моряка — орден Ленина.
Но кому не известно: прошлые заслуги, слава не долговечны, если не подкрепляются ежедневным, ежечасным честным и добросовестным трудом. У Николая Петровича за шесть с лишним лет лоцманской службы ни одного замечания. Капитаны судов, стоящих на рейде и запрашивающие лоцмана, всегда радуются, когда узнают, что «поведет их» Петрович. Даже самые капризные и придирчивые, не мешкая и не сомневаясь, передают ему свой капитанский мостик.
Доверие, конечно же, не появляется на пустом месте. Оно там, где в тебе уверены — не подведешь. Оно всегда связано и с уровнем профессионализма, и с определенными чертами характера.
Говорят, разбуди Леонтьева даже глубокой ночью и задай любой вопрос о технических параметрах того или иного судна — ответит правильно, не задумываясь ни на минуту. Здесь, конечно, свою роль играет и опыт: 30 лет работы на судах — это не год и не пять. Однако флот объединения хоть и понемногу, но обновляется, И Николай Петрович непременно в числе первых знакомится с новыми судами. Прекрасная память позволяет ему запомнить даже, казалось бы, незначительные детали. Поэтому, приступая к непосредственным своим лоцманским обязанностям, тратит он минимум времени на расспросы и уточнения. А это — экономия времени, на проведении судна, экономия горючего. Здесь счет не на десятки, на сотни и тысячи рублей.
В прошлом году, к примеру, было сэкономлено 992 часа. Это 41 сутки, 260 тонн топлива. Крупнотоннажному судну такого количества горючего хватает на месяц. Нынешний год был посложнее. Морозы сильно затруднили работу. Многие порты закрылись, а Таллинский работал бесперебойно. Правда, на проведение судов вместо плановых часа 20 минут затрачивалось до шести часов, однако суда на разгрузку подходили ритмично. В теплые месяцы «перерасход» времени, устранили. Конечно же, за счет высокого профессионального мастерства. Именно оно дает возможность быстро ориентироваться в постоянно меняющейся навигационной обстановке, соотносить ее с характеристикой судна. Так, дно вокруг порта протралено на 8,2 метра. Однако уровень воды колеблется, да и суда приходят разные. Словом, нередко приходится проводить суда и с осадкой больше нормативной. Здесь уже все зависит от лоцманского мастерства. А его Николаю Петровичу Леонтьеву не занимать. Представляю, как рассердится лоцман, прочитав эти строки: «Работаю не я, мол, один, а все. И все справляются со своими обязанностями на «отлично». Поэтому и тороплюсь, назвать тех, кто трудится в лоцманской служив под началом Н. Леонтьева. Это Хуго Эдуардович Пальк, Иво Хенрикович Урва, Олей Аугустович Роес, Вальмер Валентинович Нурмс. Все, кроме В. Нурмса (в службу пришел он позже всех), лоцманы первого класса, имеют право работать на всех судах. Право это подтвердили неоднократно и сложными проводками, и честным отношением к делу. Но тон в службе, но их общему мнению, задает «старшой». Именно от него идет та особая атмосфера доверия, взаимовыручки, которая царит в коллективе. Петрович всегда берет на себя большую нагрузку, охотно подменит товарища в случае необходимости. А, сами знаете, когда рядом с тобой так работают, то поступать иначе и самому просто невозможно. Вот и получается, что лоцманы соревнуются между собой не только в плане профессиональном, но и в добром отношении друг к другу, к делу.
Число проводок постоянно растет. Кстати, в будущем году лоцманская служба порта отметит славный юбилей — 25-летие со дня основания. О том, как она совершенствовалась за это время, можно судить хотя бы по нескольким цифрам. В 1961 году было сделано 68 проводок, а в прошлом — 1689. В этом году лоцманы решили еще увеличить этот показатель, значительно сократить время на проводке судов.
...Так уж устроена наша журналистская память: человек остается в ней таким, каким был в момент встречи. И спроси меня, какой он, лоцман Н. Леонтьев, непременно скажу: человек веселый, обаятельный, увлеченный. И, наверное, поэтому фотография нашего фотокорреспондента меня озадачила: на ней был другой Леонтьев — предельно сосредоточенный и серьезный. Фотокорреспондент, уловив мой недоуменный взгляд, пояснил: «На капитанском мостике».

Нина БЕЛОБОКОВА.

НА СНИМКЕ: старший морской, государственный лоцман Н. Леонтьев.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!